О нашей школе Обучение Полезные ссылки Контакты

Жан пиаже речь и мышление ребенка fb2


Книга: Речь и мышление ребенка - Жан Пиаже

  • Просмотров: 544

    Скрижаль альтера

    Александра Лисина

    Порой всего один поступок способен перевернуть все вверх дном. Вот и у Инги, не…

  • Просмотров: 534

    Дамские штучки

    Надежда Волгина

    Однокомнатная квартира на отшибе, любимая работа, вредный кот и суровый начальник – то,…

  • Просмотров: 456

    Идеальный сын

    Лорен Норт

    Лорен Норт потрясла читателей блистательным дебютом. Напряженный, со взрывной концовкой,…

  • Просмотров: 380

    Мой чужой дом

    Люси Кларк

    Эль Филдинг всегда гордилась своим великолепным домом на вершине скалы над морем. И лишь…

  • Просмотров: 355

    Тропами Снайпера. Долг обреченных

    Константин Кривчиков

    Никогда заранее не знаешь, что сулит встреча с незнакомцами: в особенности, если она…

  • Просмотров: 340

    Вьетнам. Отравленные джунгли

    Александр Тамоников

    Начало 1970-х. Американцы и их союзники уже несколько лет воюют на земле Вьетнама. Только…

  • Просмотров: 291

    Пеку полезное. Волшебные десерты без…

    Марина Мелконян

    Школа полезной выпечки @awakengame уже научила тысячи учеников готовить вкусные и…

  • Просмотров: 291

    Порочный миллиардер

    Меган Марч

    Меган Марч кардинально изменила свою жизнь, оставив должность юриста в международной…

  • Просмотров: 289

    Квантовый волшебник

    Дерек Кюнскен

    Белизариус – созданный биоинженерией Homo quantus, сбежавший с родной планеты. Чтобы…

  • Просмотров: 288

    Веер княгини Юсуповой

    Наталья Александрова

    Богатство представителей рода Юсуповых поражало воображение даже членов императорской…

  • Просмотров: 277

    Икабог

    Джоан Роулинг

    Новая добрая, захватывающая история Дж. К. Роулинг о страшном монстре, невероятных…

  • Просмотров: 274

    Любовь не по сценарию

    Ася Лавринович

    Агния Леманн готова на все, чтобы испортить жизнь ненавистному отчиму. И когда тот…

  • Просмотров: 267

    Среди тысячи слов

    Эмма Скотт

    УИЛЛОУ Ее душа помнила все. Знала, что такое одиночество в огромном городе. И каково…

  • Просмотров: 218

    Всё-всё-всё о воспитании детей

    Людмила Петрановская

    Людмила Петрановская – известный психолог, лауреат премии Президента РФ в области…

  • Просмотров: 214

    Кино для взрослых

    Евгений Новицкий

    1968 год. На киностудии «Мосфильм» начинающий режиссер Аркадий Дикобразов снимает свой…

  • Просмотров: 210

    Заколдованное кресло

    Валерия Вербинина

    ЭКСКЛЮЗИВНО НА ЛИТРЕС!!! Новые истории о сыщике Опалине от мастера исторического…

  • Просмотров: 183

    Смелость быть обычной. Наслаждайся…

    Саманта Мэтт

    Когда следишь за другими людьми в Instagram и Facebook, легко поверить, что их жизнь…

  • Просмотров: 175

    Холодный мир

    А. Дж. Риддл

    С каждым месяцем на Земле становится все холоднее. Снег выпадает и летом, ледники…

  • Просмотров: 172

    Исчезающая земля

    Джулия Филлипс

    Однажды августовским днем на Камчатке без вести пропадают две сестры, восьми и…

  • Просмотров: 172

    Парящая для дракона

    Марина Эльденберт

    Ферверн – мир ледяного огня, где города спрятаны от дышащих пламенем зверей за щитами.…

  • Просмотров: 172

    Приятного вечера!

    Джеймс Чейз

    За полвека писательской деятельности британский автор детективов Рене Брабазон Реймонд…

  • Просмотров: 167

    Разговорный гипноз: практический курс

    Анвар Бакиров

    Анвар Бакиров, ведущий эксперт страны по НЛП и гипнозу, собрал в этой книге опыт работы…

  • Просмотров: 161

    Босиком по пеплу. Книга 1

    Алекс Д

    Аннотация: Дочь арабского шейха не имеет права на ошибку, но я ее совершила – влюбилась в…

  • Просмотров: 157

    Гейша и новичок

    Валерия Вербинина

    ЭКСКЛЮЗИВНО НА ЛИТРЕС!!! Новые истории о сыщике Опалине от мастера исторического…

  • Пиаже, Жан - Речь и мышление ребенка


    Поиск по определенным полям

    Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

    author:иванов

    Можно искать по нескольким полям одновременно:

    author:иванов title:исследование

    Логически операторы

    По умолчанию используется оператор AND.
    Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

    исследование разработка

    author:иванов title:разработка

    оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

    исследование OR разработка

    author:иванов OR title:разработка

    оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

    исследование NOT разработка

    author:иванов NOT title:разработка

    Тип поиска

    При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
    По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
    Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

    $исследование $развития

    Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

    исследование*

    Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

    "исследование и разработка"

    Поиск по синонимам

    Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
    В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
    В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
    Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

    #исследование

    Группировка

    Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
    Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

    author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

    Приблизительный поиск слова

    Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

    бром~

    При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
    Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

    бром~1

    По умолчанию допускается 2 правки.
    Критерий близости

    Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

    "исследование разработка"~2

    Релевантность выражений

    Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
    Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
    Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

    исследование^4 разработка

    По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
    Поиск в интервале

    Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
    Будет произведена лексикографическая сортировка.

    author:[Иванов TO Петров]

    Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

    author:{Иванов TO Петров}

    Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
    Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

    Читать Речь и мышление ребенка онлайн (полностью и бесплатно)

    Данная книга швейцарского психолога Жана Пиаже является результатом многолетних исследований таких психических функций в детском возрасте, как мышление и речь. Книга рассчитана на психологов, педагогов, философов, студентов психологических факультетов.

    Содержание:

    • Часть I - РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ РЕБЕНКА 1

      • Глава I - ФУНКЦИИ РЕЧИ ДВУХ ДЕТЕЙ ШЕСТИ ЛЕТ 1

      • Глава II - ТИПЫ И СТАДИИ РАЗГОВОРА МЕЖДУ ДЕТЬМИ ОТ ЧЕТЫРЕХ ДО СЕМИ ЛЕТ 11

      • Глава III - ПОНИМАНИЕ И ВЕРБАЛЬНОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ МЕЖДУ ОДНОВОЗРАСТНЫМИ ДЕТЬМИ - ОТ ШЕСТИ ДО ВОСЬМИ ЛЕТ 16

      • Глава IV - НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВЕРБАЛЬНОГО ПОНИМАНИЯ РЕБЕНКА В ВОЗРАСТЕ ОТ ДЕВЯТИ ДО ОДИННАДЦАТИ ЛЕТ 26

      • Глава V - ВОПРОСЫ РЕБЕНКА ШЕСТИ ЛЕТ 34

    • Часть II - СУЖДЕНИЕ И РАССУЖДЕНИЕ РЕБЕНКА 50

      • Глава I - ГРАММАТИКА И ЛОГИКА 51

      • Глава II - ФОРМАЛЬНАЯ МЫСЛЬ И СУЖДЕНИЕ ОБ ОТНОШЕНИИ 63

      • Глава III - ПРОГРЕССИРУЮЩАЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ ПОНЯТИЙ 70

      • Глава IV - РАССУЖДЕНИЕ РЕБЕНКА 79

      • Глава V - РЕЗЮМЕ И ВЫВОДЫ 93

    • ВЫВОДЫ 105

    • ЗАМЕЧАНИЕ О КОЭФФИЦИЕНТЕ ЭГОЦЕНТРИЗМА 105

    • Примечания 106

    Жан Пиаже
    Речь и мышление ребенка

    Часть I
    РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ РЕБЕНКА

    Глава I
    ФУНКЦИИ РЕЧИ ДВУХ ДЕТЕЙ ШЕСТИ ЛЕТ

    Мы попытаемся разрешить здесь следующий вопрос: какие потребности стремится удовлетворить ребенок, когда он говорит? Данная проблема не является ни чисто лингвистической, ни чисто логической - это проблема функциональной психологии. Но именно с нее-то и надо начинать всякое изучение логики ребенка.

    Поставленный нами вопрос на первый взгляд представляется странным; кажется, что у ребенка, как и у нас, речь служит для передачи мысли. Но на самом деле это совсем не так просто. Прежде всего, взрослый при помощи слова старается передать различные оттенки своей мысли. Речь служит ему для констатации мысли: слова объективно выражают размышление, дают информацию и остаются связанными со знанием ("погода портится", "тела падают" и т. д.). Иной раз, напротив, речь выражает приказание или желание служить для критики, угроз, короче - для пробуждения чувств и вызывания действий ("пойдем", "какой ужас!" и т. д.). Если хотя бы приблизительно можно было установить для каждого индивидуума отношение между этими двумя категориями передачи, были бы получены интересные психологические данные.

    Но это еще не всё. Можно ли наверное утверждать, что даже у взрослого речь всегда служит для передачи, для сообщения мысли? Не говоря уже о внутренней речи, очень многие - из народа или рассеянных интеллектуалов - имеют привычку наедине произносить вслух монологи. Может быть, в этом можно усмотреть приготовление к общественной речи: человек, говорящий вслух наедине, сваливает иногда вину на фиктивных собеседников, как дети - на объекты своей игры. Возможно, в этом явлении есть "отраженное влияние социальных привычек", как на это указал Болдуин; индивидуум повторяет применительно к себе способ действий, первоначально усвоенный им лишь по отношению к другим. В этом случае он разговаривает с собой как бы для того, чтобы заставить себя работать, разговаривает потому, что у него уже образовалась привычка обращаться с речью к другим, чтобы воздействовать на них. Но примем ли мы то или другое объяснение, ясно, что здесь функция речи отклоняется от своего назначения: индивидуум, говорящий сам для себя, испытывает от этого удовольствие и возбуждение, которое как раз очень отвлекает его от потребности сообщать свои мысли другим. Наконец, если бы функция речи состояла исключительно в информировании, то трудно было бы объяснить явление вербализма. Каким образом слова, предназначенные по своему употреблению для точных обозначений, только и существующие для того, чтобы быть понятыми, могли бы приводить к затуманиванию мысли, даже к созданию неясности, умножая лишь словесно существующие объекты, короче, именно затрудняя во многих случаях возможность сделать мысль передаваемой? Не желая возобновлять здесь дискуссий о взаимоотношении речи и мышления, отметим только, что самое наличие этих дискуссий доказывает сложность функций речи и несводимость их к единой функции - сообщению мысли.

    Итак, функциональная проблема речи может ставиться даже и по отношению к нормальному взрослому. Тем более, конечно, она может быть поставлена по отношению к больному, к первобытному человеку или к ребенку. Жане, Фрейд, Ференци, Джонс, Шпильрейн предлагали различные теории, касающиеся речи первобытных людей, больных и малолетних детей, - теории, имеющие большое значение для мысли ребенка 6 лет и старше, то есть для той, какую мы будем изучать.

    Жане, например, полагает, что первые слова происходят от криков, которые у животных и у первобытного человека сопровождают действие: крики гнева, угрозы в борьбе и т. д. Например, крик, которым командир сопровождает военную атаку, становится сигналом к этой атаке. Отсюда первые слова - приказание. Следовательно, слово сначала связано с действием, одним элементом которого оно является и которого затем достаточно, чтобы вызвать это действие . Психоаналитики исходили из аналогичных идей для объяснения магии слова. Так как слово по своему происхождению является частью действия, то его достаточно, чтобы вызвать все связанные с ним душевные движения и все конкретное содержание.

    Например, к самым примитивным словам, безусловно, относятся любовные крики, служащие предисловием к половому акту: как следствие, такие слова, а также все слова, намекающие на этот акт, наделены непосредственной возбуждающей силой. Данные факты объясняют общую тенденцию примитивного мышления рассматривать названия вещей и лиц и обозначение событий как самое их существо. Отсюда и вера в то, что возможно воздействие на эти вещи и события путем простого произнесения слов; значит, слово - нечто гораздо большее, чем этика; оно - сама внушающая страх действительность, которая составляет часть названного предмета . Шпильрейн занялась отысканием подобных явлений на самых первых ступенях речи ребенка. Она пыталась доказать, что слоги, служащие младенцу для обозначения матери во многих языках ( "мама" ), состоят из губных согласных, что свидетельствует о простом продолжении акта сосания.

    "Мама", следовательно, как бы является сначала криком желания, а потом, по существу, приказанием, которое одно лишь может удовлетворить это желание. Но уже один только крик "мама" приносит некоторое успокоение и - поскольку он есть продолжение акта сосания - некоторое обманчивое удовлетворение. Приказание и непосредственное удовлетворение здесь почти смешались, и невозможно узнать, когда слово служит настоящим приказанием и когда оно играет свою магическую роль, настолько переплелись здесь эти два момента.

    Так как, со своей стороны, Мейман и Штерн показали, что первые имена существительные в речи ребенка вовсе не обозначают понятий, а выражают приказания и желания, то в конце концов и впрямь есть основание полагать, что примитивная речь ребенка значительно сложнее, чем это кажется на первый взгляд. Однако, даже если отнестись ко всем деталям этих теорий с осторожностью, все-таки становится очевидным, что многие выражения, осмысляемые нами просто как понятия, у маленького ребенка долгое время имеют смысл не только аффективный, но еще и магический, где все связано с особыми способами действий, которые следует изучить сами по себе, какие они есть, а не какими они кажутся взрослым.

    Поэтому-то может быть интересным поставить функциональную проблему относительно ребенка более старшего возраста, что мы и хотели бы сделать здесь в качестве введения в изучение детской логики - логики и речи, которые, очевидно, независимы друг от друга. Мы, возможно, не найдем никаких следов "примитивных" явлений, но по крайней мере будем очень далеки от того, чтобы считать, что речь ребенка служит для сообщения мысли, как это подсказывает "здравый смысл".

    Нет необходимости говорить о том, насколько этот опыт находится в стадии предварительного обсуждения. Мы здесь пытаемся лишь зондировать почву. Это, прежде всего, должно способствовать созданию техники, годной для новых наблюдений и позволяющей сравнивать результаты. Такая техника, которую мы только пока и отыскивали, уже позволила нам кое-что констатировать. Но так как мы вели наблюдение всего над двумя детьми 6 лет, записывая их речь хотя и полностью, но лишь на протяжении одного месяца и в течение определенных часов дня, мы считаем свои результаты не более чем предварительными, намереваясь подтвердить их в последующих главах.

    Читать онлайн "Речь и мышление ребенка" автора Пиаже Жан - RuLit

    Жан Пиаже

    Речь и мышление ребенка

    Часть I

    РЕЧЬ И МЫШЛЕНИЕ РЕБЕНКА

    Глава I

    ФУНКЦИИ РЕЧИ ДВУХ ДЕТЕЙ ШЕСТИ ЛЕТ[1]

    Мы попытаемся разрешить здесь следующий вопрос: какие потребности стремится удовлетворить ребенок, когда он говорит? Данная проблема не является ни чисто лингвистической, ни чисто логической — это проблема функциональной психологии. Но именно с нее-то и надо начинать всякое изучение логики ребенка.

    Поставленный нами вопрос на первый взгляд представляется странным; кажется, что у ребенка, как и у нас, речь служит для передачи мысли. Но на самом деле это совсем не так просто. Прежде всего, взрослый при помощи слова старается передать различные оттенки своей мысли. Речь служит ему для констатации мысли: слова объективно выражают размышление, дают информацию и остаются связанными со знанием («погода портится», «тела падают» и т. д.). Иной раз, напротив, речь выражает приказание или желание служить для критики, угроз, короче — для пробуждения чувств и вызывания действий («пойдем», «какой ужас!» и т. д.). Если хотя бы приблизительно можно было установить для каждого индивидуума отношение между этими двумя категориями передачи, были бы получены интересные психологические данные.

    Но это еще не всё. Можно ли наверное утверждать, что даже у взрослого речь всегда служит для передачи, для сообщения мысли? Не говоря уже о внутренней речи, очень многие — из народа или рассеянных интеллектуалов — имеют привычку наедине произносить вслух монологи. Может быть, в этом можно усмотреть приготовление к общественной речи: человек, говорящий вслух наедине, сваливает иногда вину на фиктивных собеседников, как дети — на объекты своей игры. Возможно, в этом явлении есть «отраженное влияние социальных привычек», как на это указал Болдуин; индивидуум повторяет применительно к себе способ действий, первоначально усвоенный им лишь по отношению к другим. В этом случае он разговаривает с собой как бы для того, чтобы заставить себя работать, разговаривает потому, что у него уже образовалась привычка обращаться с речью к другим, чтобы воздействовать на них. Но примем ли мы то или другое объяснение, ясно, что здесь функция речи отклоняется от своего назначения: индивидуум, говорящий сам для себя, испытывает от этого удовольствие и возбуждение, которое как раз очень отвлекает его от потребности сообщать свои мысли другим. Наконец, если бы функция речи состояла исключительно в информировании, то трудно было бы объяснить явление вербализма. Каким образом слова, предназначенные по своему употреблению для точных обозначений, только и существующие для того, чтобы быть понятыми, могли бы приводить к затуманиванию мысли, даже к созданию неясности, умножая лишь словесно существующие объекты, короче, именно затрудняя во многих случаях возможность сделать мысль передаваемой? Не желая возобновлять здесь дискуссий о взаимоотношении речи и мышления, отметим только, что самое наличие этих дискуссий доказывает сложность функций речи и несводимость их к единой функции — сообщению мысли.

    Итак, функциональная проблема речи может ставиться даже и по отношению к нормальному взрослому. Тем более, конечно, она может быть поставлена по отношению к больному, к первобытному человеку или к ребенку. Жане, Фрейд, Ференци, Джонс, Шпильрейн предлагали различные теории, касающиеся речи первобытных людей, больных и малолетних детей, — теории, имеющие большое значение для мысли ребенка 6 лет и старше, то есть для той, какую мы будем изучать.

    Жане, например, полагает, что первые слова происходят от криков, которые у животных и у первобытного человека сопровождают действие: крики гнева, угрозы в борьбе и т. д. Например, крик, которым командир сопровождает военную атаку, становится сигналом к этой атаке. Отсюда первые слова — приказание. Следовательно, слово сначала связано с действием, одним элементом которого оно является и которого затем достаточно, чтобы вызвать это действие[2]. Психоаналитики исходили из аналогичных идей для объяснения магии слова. Так как слово по своему происхождению является частью действия, то его достаточно, чтобы вызвать все связанные с ним душевные движения и все конкретное содержание.

    Например, к самым примитивным словам, безусловно, относятся любовные крики, служащие предисловием к половому акту: как следствие, такие слова, а также все слова, намекающие на этот акт, наделены непосредственной возбуждающей силой. Данные факты объясняют общую тенденцию примитивного мышления рассматривать названия вещей и лиц и обозначение событий как самое их существо. Отсюда и вера в то, что возможно воздействие на эти вещи и события путем простого произнесения слов; значит, слово — нечто гораздо большее, чем этика; оно — сама внушающая страх действительность, которая составляет часть названного предмета[3]. Шпильрейн[4] занялась отысканием подобных явлений на самых первых ступенях речи ребенка. Она пыталась доказать, что слоги, служащие младенцу для обозначения матери во многих языках («мама»), состоят из губных согласных, что свидетельствует о простом продолжении акта сосания.

    «Мама», следовательно, как бы является сначала криком желания, а потом, по существу, приказанием, которое одно лишь может удовлетворить это желание. Но уже один только крик «мама» приносит некоторое успокоение и — поскольку он есть продолжение акта сосания — некоторое обманчивое удовлетворение. Приказание и непосредственное удовлетворение здесь почти смешались, и невозможно узнать, когда слово служит настоящим приказанием и когда оно играет свою магическую роль, настолько переплелись здесь эти два момента.

    Так как, со своей стороны, Мейман и Штерн показали, что первые имена существительные в речи ребенка вовсе не обозначают понятий, а выражают приказания и желания, то в конце концов и впрямь есть основание полагать, что примитивная речь ребенка значительно сложнее, чем это кажется на первый взгляд. Однако, даже если отнестись ко всем деталям этих теорий с осторожностью, все-таки становится очевидным, что многие выражения, осмысляемые нами просто как понятия, у маленького ребенка долгое время имеют смысл не только аффективный, но еще и магический, где все связано с особыми способами действий, которые следует изучить сами по себе, какие они есть, а не какими они кажутся взрослым.

    Поэтому-то может быть интересным поставить функциональную проблему относительно ребенка более старшего возраста, что мы и хотели бы сделать здесь в качестве введения в изучение детской логики — логики и речи, которые, очевидно, независимы друг от друга. Мы, возможно, не найдем никаких следов «примитивных» явлений, но по крайней мере будем очень далеки от того, чтобы считать, что речь ребенка служит для сообщения мысли, как это подсказывает «здравый смысл».

    Нет необходимости говорить о том, насколько этот опыт находится в стадии предварительного обсуждения. Мы здесь пытаемся лишь зондировать почву. Это, прежде всего, должно способствовать созданию техники, годной для новых наблюдений и позволяющей сравнивать результаты. Такая техника, которую мы только пока и отыскивали, уже позволила нам кое-что констатировать. Но так как мы вели наблюдение всего над двумя детьми 6 лет, записывая их речь хотя и полностью, но лишь на протяжении одного месяца и в течение определенных часов дня, мы считаем свои результаты не более чем предварительными, намереваясь подтвердить их в последующих главах.

    Мы приняли следующую технику работы. Двое из нас следили каждый за одним ребенком (мальчиком) в течение почти одного месяца на утренних занятиях «Дома малюток» Института Ж.-Ж. Руссо, тщательно записывая (с контекстом) все, что говорил ребенок. В классе, где мы наблюдали за нашими двумя детьми, ребята рисуют и строят, что хотят, лепят, участвуют в играх счета, играх чтения и т. д. Эта деятельность совершенно свободна: дети не ограничены в желании говорить или играть сообща, без всякого вмешательства со стороны взрослых, если сам ребенок его не вызывает. Дети работают индивидуально или по группам, как им нравится; группы образуются и распадаются, и взрослые в это не вмешиваются; дети переходят из одной комнаты в другую (комната рисования, лепки и т. д.) по желанию; им не предлагают заняться какой-либо последовательной работой до тех пор, пока у них не зародится желание такой последовательности. Короче, в этих комнатах — превосходная почва для наблюдения и изучения общественной жизни и речи ребенка[5].

    вернуться

    В сотрудничестве с Жерменой Ге и Гильдой де Мейенбург.

    вернуться

    См.: Janet Р.// The British Journal of Psychology (Med. Sect). Cambridge, 1921.Vol. 1, N2. P.151.

    вернуться

    См.: Intern. Zeitschrift f. Psychoanal. Bd. VI. S. 401. (Compete rendu d'un rapport pmsente au Congms de Psychoanalyse de la Haye).

    вернуться

    См.: Jones E. A. Linguistic Factor in English Characterology // Intern. Journ. of Psycho-Anal. Vol. 1 N 3. P. 256. (См. цитаты из Ференци и из Фрейда, с. 257.)

    вернуться

    Выражаем благодарность директрисам Дома малюток Одемар и Лафандель, которые дали нам полную свободу работать в их классах.

    Теория развития речи у детей Жана Пиаже

    На основе своих исследований детской речи и мышления Жан Пиаже основал свою теорию на идее, что дети не думают как взрослые. Теория Пиаже описывает психические структуры или «схемы» детей по мере их развития от младенцев до взрослых. Он пришел к выводу, что, взаимодействуя с окружающей средой, дети активно строят собственное понимание мира. Теория Пиаже утверждает, что язык детей отражает развитие их логического мышления и навыков рассуждений в «периоды» или стадии, причем каждый период имеет свое название и возраст.

    Сенсорно-моторный период

    Согласно теории Пиаже, дети рождаются с базовыми «схемами действий», такими как сосание и хватание. Он описал сенсомоторный период (от рождения до 2 лет) как время, когда дети используют схемы действий для «усвоения» информации о мире. В своей книге «Язык и мышление ребенка» Пиаже описывает две функции детского языка: «эгоцентрическую» и «социализированную». В течение сенсорно-моторного периода язык детей «эгоцентричен»: они говорят либо сами за себя, либо «ради удовольствия связать любого, кто оказывается там, с деятельностью в данный момент».«

    Предоперационный период

    Пиаже заметил, что в этот период (в возрасте от 2 до 7 лет) язык детей быстро прогрессирует. Развитие их ментальных схем позволяет им быстро« приспосабливаться »к новым словам и ситуациям. используя отдельные слова (например, «молоко»), они начинают строить простые предложения (например, «мама выходит»). Теория Пиаже описывает детский язык как «символический», что позволяет им выходить за рамки «здесь и сейчас» и говорить о таких вещах, как прошлое, будущее, люди, чувства и события.В это время детский язык часто демонстрирует примеры того, что Пиаже назвал «анимизмом» и «эгоцентризмом».

    Анимизм и эгоцентризм

    «Анимизм» относится к тенденции маленьких детей считать все, включая неодушевленные предметы, живым. Поскольку они видят вещи исключительно со своей точки зрения, детский язык также отражает их «эгоцентризм», в соответствии с которым они приписывают явления тем же чувствам и намерениям, что и их собственные. Теория Пиаже также описывает «моральный реализм» как характеристику языкового развития детей на этой стадии, поскольку маленькие дети склонны сосредотачиваться на степени любого ущерба, причиненного действиями человека, без учета того, были ли у этого человека хорошие или плохие намерения.

    Операционный период

    Теория Пиаже делит этот период на две части: «период конкретных операций» (от 7 до 11 лет) и «период формальных операций» (от 11 лет до совершеннолетия). Согласно Пиаже, языковое развитие детей на этом этапе свидетельствует о движении их мышления от незрелого к зрелому и от нелогичного к логическому. Детский язык также отражает их способность «децентрироваться» или смотреть на вещи с точки зрения, отличной от их собственной. Именно в этот момент детский язык начинает «социализироваться», показывая такие характеристики, как вопросы, ответы, критические замечания и команды.

    Expert Insight

    Некоторые эксперты, такие как Маргарет Дональдсон, профессор психологии развития, утверждали, что четко определенные возрасты и стадии, лежащие в основе теории Пиаже, на самом деле довольно размыты и сливаются друг с другом. В своей книге «Детские мысли» Дональдсон предполагает, что Пиаже, возможно, недооценил детский язык и мыслительные способности, не уделив должного внимания контексту, который он предоставил детям при проведении своих исследований.

    .

    Жан Пиаже (автор книги «Психология интеллекта»)

    Психология интеллекта
    4,09 средняя оценка - 2929 оценок - опубликовано 1947 г. - 40 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    • Хочу почитать
    • В настоящее время читаю
    • Читать

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Психология ребенка
    - пользователем Жан Пиаже, Бербель Инхельдер, Хелен Уивер (переводчик)
    3,92 средняя оценка - 785 оценок - опубликовано 1950 - 22 издания

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Язык и мысль ребенка
    - пользователем Жан Пиаже, Марджори Габейн (переводчик), Рут Габейн (переводчик)
    3,96 средняя оценка - 389 оценок - опубликовано 1923 г. - 22 издания

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Моральное суждение ребенка
    3,96 средняя оценка - 182 оценки - опубликовано 1932 г. - 43 издания

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Восприятие мира ребенком
    3.94 средняя оценка - 175 оценок - опубликовано 1926 г. - 38 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Истоки интеллекта у детей
    3,86 средняя оценка - 125 оценок - опубликовано 1936 г. - 20 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Структурализм
    3,67 средняя оценка - 125 оценок - опубликовано 1968 г. - 20 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Шесть психологических исследований
    3,66 средняя оценка - 161 оценка - опубликовано 1964 г. - 19 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Игра, мечты и подражание в детстве
    - пользователем Жан Пиаже, F.M. Ходжсон (переводчик), Калеб Гаттеньо (переводчик)
    3.98 средняя оценка - 93 оценки - опубликовано 1959 г. - 17 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    Конструирование реальности в ребенке
    4,13 средняя оценка - 62 оценки - опубликовано 1954 г. - 16 изданий

    Хочу почитать сохранение…

    Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

    Оценить книгу

    Очистить рейтинг

    1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
    .

    Построение реальности в ребенке, Жан Пиаже

    В этой книге Пиаже описывает, как развивающийся ребенок (0–2 года) приходит к пониманию основных категорий мира: объекта, пространства, причинности и времени. Изначально внешний мир - это продолжение детской активности и присущего ему эгоцентризма. Используя терминологию Пиаже, ребенок ассимилирует этот мир с собой и навязывает себя ему. Однако у мира есть своя собственная реальность, и, по сути, он отталкивает и сопротивляется действиям ребенка по отношению к нему.Посредством диалектического обмена мир вынуждает ребенка приспосабливать (приспосабливать) свои действия к требованиям этого мира. В ходе этого диалектического взаимодействия ребенок узнает, что предметы занимают пространство, что этот материальный мир представляет собой серию причинно-следственных связей и что такая серия является временной (происходит во времени). Таким образом, ребенок децентрируется и дифференцируется от мира и начинает видеть его объективно без эгоцентрических искажений. Это развитие происходит на уровне физической активности, через стадии, причем каждая стадия определяется типичной структурой (группой устойчивых умственных / физических действий), которая строится на предшествующих структурах.Этот процесс вытаскивает ребенка из себя и, таким образом, позволяет ему взаимодействовать с миром более удовлетворительным образом, потому что его действия теперь адаптированы к тому, что требует мир. По иронии судьбы, ребенок переходит от одной формы единства с миром (мир как продолжение эгоцентрического я, но деятельность которого не соответствует тому, что требует мир) к объективированному единству (где мир воспринимается как отдельный от себя , но действия теперь соответствуют тому, что требует мир).

    Тот же самый процесс на сенсомоторном уровне повторяется в следующих двух периодах развития, имея дело сначала с конкретным мышлением, а затем с абстрактным мышлением.На каждом этапе развития ребенок все глубже проникает в природу мира, переходя от его физического понимания (как использовать мир для удовлетворения потребностей и желаний) к конкретному мышлению (здесь и сейчас представлениям мира), к абстрактному мышлению в поздние подростковые годы, когда основное внимание уделяется отдаленному пониманию времени и пространства.

    Пиаже считает, что это развитие происходит естественным образом, но игнорирует - в том смысле, что Пиаже молчит или не подчеркивает - основные силы, которые вызывают это диалектическое взаимодействие.С одной стороны, ребенок мотивирован взаимодействовать с физическим и социальным миром, чтобы удовлетворить потребности, а позже, мысленно, разрешить диссонанс, чтобы более точно понимать мир и удовлетворять то, что важно для него самого. Пиаже не подчеркивает этот аффективный компонент и не описывает внешний мир в терминах автономной силы, которая сопротивляется действиям ребенка. Эти две силы действуют диалектически и заставляют ребенка изменять свои структуры ассимиляции, чтобы он мог эффективно и точно задействовать (приспособить) этот мир соответствующим образом.Пиаже также не обсуждает роль памяти во всем этом процессе. Когда мир отталкивает и вынуждает ребенка изменить свое поведение, появляется обучающий компонент, который блокируется в памяти, так что новые структуры ассимиляции становятся более или менее постоянными, которые затем могут применяться к тем же или новым или подобным ситуациям .

    Проза Пиаже суха и даже смертоносна, но сводится к ее сути, не отвлекаясь на несущественные разногласия по поводу деталей (например,, в каких именно возрастных структурах меняются), Пиаже очерчивает биологическую основу того, как мы становимся взрослыми в мыслях (конструируем реальность) и как мы, взрослые, понимаем мир и относимся к нему.

    .

    Психология ребенка, Жан Пиаже


    По сегодняшним меркам это старая книга о когнитивном развитии до подросткового возраста. В основном он описывает 4 стадии когнитивного развития, постулированные и исследованные Жаном Пиаже и соавтором Барбелем Инхелдером.

    Более продвинутый вид будет включать постформальный этап. Мы знаем, что, однако, Пиаже прибегал к своего рода «экспериментам», подвергался некоторой критике, равно как и логической или математической теории, согласно которой он формализовал эту последовательность этапов.

    Для меня он был к


    По сегодняшним меркам это старая книга о когнитивном развитии до подросткового возраста. В основном он описывает 4 стадии когнитивного развития, постулированные и исследованные Жаном Пиаже и соавтором Барбелем Инхелдером.

    Более продвинутый вид будет включать постформальный этап. Мы знаем, что, однако, Пиаже прибегал к своего рода «экспериментам», подвергался некоторой критике, равно как и логической или математической теории, согласно которой он формализовал эту последовательность этапов.

    Для меня он был своего рода философом, который, пытаясь преодолеть как рационалистические, так и эмпирические позиции в эпистемологии, создал новую точку зрения: генетическую эпистемологию. Все же уместно.

    .

    Мышление и речь Льва Выготского, Глава 2. Мышление и речь. Проблема речи и мышления в теории Пиаже

    Советская психология: Мышление и речь Льва Выготского, Глава 2. Мышление и речь. Проблема речи и мышления в теории Пиаже

    Выготского
    Мышление и речь


    Эта глава представляет собой сокращенный вариант предисловия, написанного Выготским к русскому изданию первых двух книг Пиаже (Госиздат, Москва, 1932).Критика Выготского, основанная на ранних работах Пиаже, вряд ли применима к более поздним формулировкам его теорий - Editor .


    I

    ПСИХОЛОГИЯ многим обязана Жану Пиаже. Без преувеличения можно сказать, что он произвел революцию в изучении детского языка и мышления. Он разработал клинический метод исследования детских идей, который с тех пор широко используется. Он был первым, кто систематически исследовал детское восприятие и логику; более того, он привнес в свой предмет новый подход, необычайно масштабный и смелый.Вместо того чтобы перечислять недостатки мышления ребенка по сравнению с мышлением взрослых, Пиаже сосредоточился на отличительных характеристиках детской мысли, на том, что у ребенка есть , а не на том, чего ребенку не хватает. Благодаря этому позитивному подходу он продемонстрировал, что разница между мышлением ребенка и взрослого составляет качественных , а не количественных.

    Как и многие другие великие открытия, идея Пиаже проста до такой степени, что кажется самоочевидной.В словах Руссо, которые цитировал сам Пиаже, уже было выражено, что ребенок - это не взрослый в миниатюре, а его ум - не ум взрослого в маленьком масштабе. За этой истиной, экспериментально доказанной Пиаже, стоит еще одна простая идея - идея эволюции, которая освещает все исследования Пиаже ярким светом.

    Однако при всем своем величии работа Пиаже страдает двойственностью, присущей всем современным работам по психологии, ведущим поиск путей.Этот раскол - сопутствующий кризису, который переживает психология, превращаясь в науку в полном смысле этого слова. Кризис проистекает из резкого противоречия между фактическим материалом науки и ее методологическими и теоретическими предпосылками, которые долгое время были предметом споров между материалистическими и идеалистическими мировоззрениями. В психологии борьба, пожалуй, острее, чем в любой другой дисциплине.

    Пока у нас нет общепринятой системы, включающей все доступные психологические знания, любое важное фактическое открытие неизбежно ведет к созданию новой теории, соответствующей вновь наблюдаемым фактам.Фрейд, Леви-Брюль, Блондель - каждый создал свою систему психологии. Преобладающая двойственность отражается в несоответствии между этими теоретическими структурами с их метафизическим идеалистическим подтекстом и эмпирическими основами, на которых они построены. В современной психологии ежедневно делаются великие открытия, которые затем окутаны специальными теориями, донаучными и полуметафизическими.

    Piaget пытается избежать этой роковой двойственности, придерживаясь фактов. Он сознательно избегает обобщений даже в своей собственной области и особенно осторожен, чтобы не переступить через связанные области логики, теории познания или истории философии.Чистый эмпиризм кажется ему единственной надежной опорой. Он пишет, что его книга -

    .

    - это прежде всего собрание фактов и документов. Связи, объединяющие различные главы, - это те связи, которые один метод может дать различным открытиям - ни в коем случае не систематического изложения [ Язык и мысль у ребенка p. 1].

    Действительно, его сильная сторона - это открытие новых фактов, их тщательный анализ, их классификация - способность, как выражается Клапард, прислушиваться к их сообщениям.Лавина фактов, больших и малых, открывающих новые горизонты или дополняющих предыдущие знания, обрушивается на детскую психологию со страниц Пиаже. Его клинический метод оказывается поистине бесценным инструментом для изучения сложных структурных целостностей детской мысли в ее эволюционных преобразованиях. Это объединяет его разнообразные исследования и дает нам последовательные, подробные, реальные картины детского мышления.

    Новые факты и новый метод привели к множеству проблем, некоторые из которых были совершенно новыми для научной психологии, другие предстали в новом свете.Проблемы породили теории, несмотря на решимость Пиаже избегать их, внимательно следя за экспериментальными фактами и пока игнорируя то, что сам выбор экспериментов определяется гипотезами. Но факты всегда исследуются в свете какой-либо теории, и поэтому их нельзя отделить от философии. Это особенно верно в отношении фактов, относящихся к мышлению. Чтобы найти ключ к богатому хранилищу данных Пиаже, мы должны сначала изучить философию, лежащую в основе его поиска фактов - и их интерпретацию, которую он представляет только в конце своей второй книги [ Суждение и разум в детстве ] в резюме его содержания.

    Пиаже подходит к этой задаче, ставя вопрос об объективной взаимосвязи всех наблюдаемых им характерных черт детского мышления. Являются ли эти черты случайными и независимыми, или они образуют упорядоченное целое со своей собственной логикой вокруг некоего центрального объединяющего факта? Пиаже считает, что это так. Отвечая на вопрос, он переходит от фактов к теории и, между прочим, показывает, насколько его анализ фактов находился под влиянием теории, хотя в его изложении теория следует за открытиями.

    Согласно Пиаже, связующим звеном, объединяющим все специфические характеристики детской логики, является эгоцентризм детского мышления. С этой основной чертой он относит все другие обнаруженные им черты, такие как интеллектуальный реализм, синкретизм и трудности в понимании отношений. Он описывает эгоцентризм как занимающий промежуточное положение генетически, структурно и функционально между аутичным и направленным мышлением.

    Идея полярности направленного и ненаправленного мышления заимствована из психоаналитической теории.Piaget говорит:

    Направленная мысль сознательна, то есть преследует цели, присутствующие в уме мыслителя. Он умен, т. Е. Адаптирован к реальности и стремится на нее влиять. Он подвержен истине и ошибкам ... и его можно передать языком. Аутистическое мышление является подсознательным, то есть цели, которые оно преследует, и проблемы, которые оно ставит перед собой, не присутствуют в сознании. Это - это , не приспособленный к внешней реальности, но создающий для себя реальность воображения или мечты.Он имеет тенденцию не к установлению истины, а к удовлетворению желаний и остается строго индивидуальным и непередаваемым как таковым посредством языка, поскольку он действует в основном в образах и должен, чтобы быть переданным, прибегать к окольным методам, вызывая с помощью символы и мифы, чувства, которыми они руководствуются [ Язык и мысль у ребенка , стр. 59-60].

    Направленная мысль социальна. По мере своего развития на него все больше влияют законы опыта и собственно логики.Аутичное мышление, напротив, индивидуалистично и подчиняется ряду особых законов.

    Между этими двумя противоположными способами мышления

    существует множество разновидностей по степени их коммуникабельности. Эти промежуточные разновидности должны подчиняться особой логике, также промежуточной между логикой аутизма и логикой интеллекта. Мы предлагаем дать имя эгоцентрической мысли руководителю этих промежуточных форм [ Язык и мысль у ребенка , с.62].

    Хотя его основной функцией по-прежнему является удовлетворение личных потребностей, оно уже включает в себя некоторую умственную адаптацию, некоторую ориентацию на реальность, типичную для мышления взрослых. Эгоцентрическое мышление ребенка «стоит на полпути между аутизмом в строгом смысле этого слова и социализированным мышлением» [ Суждение и разум у ребенка , с. 276]. Это основная гипотеза Пиаже.

    Важно отметить, что на протяжении всей своей работы Пиаже подчеркивает общие черты эгоцентрического мышления с аутизмом, а не разделяющие их черты.В заключении в конце своей книги он решительно заявляет: «Игра, когда все сказано и сделано, - это высший закон эгоцентрической мысли [ Суждение и разум у ребенка , с. 323]. Та же тенденция особенно ярко выражена в его трактовке синкретизма, хотя он отмечает, что механизм синкретического мышления представляет собой переход от логики сновидений к логике мышления.

    Пиаже считает, что эгоцентризм стоит между крайним аутизмом и логикой разума хронологически, а также структурно и функционально.Его концепция развития мышления основана на предпосылке, взятой из психоанализа, что детское мышление изначально и естественно аутично и переходит в реалистическое мышление только под длительным и постоянным социальным давлением, это, как указывает Пиаже, не обесценивает интеллект ребенка. . «Логическая деятельность - это еще не все, что нужно для интеллекта» [ Суждение и разум в ребенке , стр. 267]. Воображение важно для поиска решений проблем, но оно не заботится о проверке и доказательстве, которые предполагает поиск истины.Потребность в проверке нашей мысли, то есть потребность в логической деятельности, возникает поздно. Этого отставания следовало ожидать, говорит Пиаже, поскольку мысль начинает приносить немедленное удовлетворение гораздо раньше, чем искать истину; Самая спонтанная форма мышления - это игра или выдумки желаемого за действительное, благодаря которым желаемое кажется достижимым. До семи или восьми лет игра доминирует в детской мысли до такой степени, что очень трудно отличить преднамеренное изобретение от фантазии, которую ребенок считает истиной.

    Подводя итог, аутизм рассматривается как изначальная, самая ранняя форма мышления; логика появляется относительно поздно; а эгоцентрическое мышление - это генетическая связь между ними.

    Эта концепция, хотя Пиаже никогда не представляла ее в последовательной и систематической форме, является краеугольным камнем всей его теоретической конструкции. Правда, он не раз заявляет, что предположение о промежуточном характере детской мысли является гипотетическим, но он также говорит, что эта гипотеза настолько близка к здравому смыслу, что кажется ему немногим более спорным, чем сам факт детского эгоцентризма.Он прослеживает эгоцентризм в характере практической деятельности ребенка и в позднем развитии социальных установок.

    Ясно, что с генетической точки зрения нужно начинать с деятельности ребенка, чтобы понять его мысль; и его деятельность, несомненно, эгоцентрична и эгоистична. Социальный инстинкт в четко выраженной форме развивается поздно. Первый критический период в этом отношении наступает к 7-8 годам [ Суждение и разум в ребенке , с.276].

    До этого возраста Пиаже был склонен рассматривать эгоцентризм как всепроникающий. Все явления детской логики в их богатейшем разнообразии он считает прямо или косвенно эгоцентрическими. О синкретизме, важном выражении эгоцентризма, он недвусмысленно говорит, что он пронизывает все мышление ребенка как в вербальной, так и в сфере восприятия. После семи или восьми лет, когда социализированное мышление начинает формироваться, эгоцентрические черты не исчезают внезапно. Они исчезают из перцептивных операций ребенка, но остаются кристаллизованными в более абстрактной области чисто вербального мышления.

    Его концепция преобладания эгоцентризма в детстве приводит Пиаже к выводу, что эгоцентризм мысли настолько тесно связан с психической природой ребенка, что не поддается опыту. Влияния, которым взрослые подвергают ребенка

    не запечатлены на нем, как на фотографической пластинке: они «ассимилируются», то есть деформируются живым существом, подвергшимся им, и внедряются в его собственную субстанцию. Именно эту психологическую субстанцию ​​ребенка или, другими словами, структуру и функционирование, присущие детскому мышлению, мы пытались описать и в какой-то мере объяснить [ Суждение и разум у ребенка , с.338].

    Этот отрывок воплощает природу основных предположений Пиаже и подводит нас к общей проблеме социального и биологического единообразия в психическом развитии, к которой мы еще вернемся в разделе III. Во-первых, давайте исследуем обоснованность концепции детского эгоцентризма Пиаже в свете фактов, на которых она основана.

    II

    Поскольку концепция детского эгоцентризма Пиаже имеет первостепенное значение в его теории, мы должны выяснить, какие факты побудили его не только принять ее как гипотезу, но и поверить в нее.Затем мы проверим эти факты, сравнив их с результатами наших собственных экспериментов.

    Фактическая основа убеждений Пиаже обеспечивается его исследованием использования ребенком языка. Его систематические наблюдения привели его к выводу, что все разговоры детей делятся на две группы: эгоцентрические и социализированные. Разница между ними заключается в основном в их функциях. В эгоцентрической речи ребенок говорит только о себе, не интересуется собеседником, не пытается общаться, не ждет ответов и часто даже не заботится о том, слушает ли его кто-нибудь.Это похоже на монолог в пьесе: ребенок думает вслух, как бы поддерживая беговой аккомпанемент к тому, что он делает. В социализированной речи он пытается обменяться мнениями с другими - он просит, командует, угрожает, передает информацию, задает вопросы.

    Эксперименты Пиаже показали, что большая часть разговоров дошкольников эгоцентрична. Он обнаружил, что от 44 до 47 процентов всех записанных разговоров детей на седьмом году жизни были эгоцентрическими по своей природе.По его словам, эту цифру необходимо значительно увеличить для детей младшего возраста. Дальнейшие исследования детей шести и семи лет показали, что даже социализированная речь в этом возрасте не полностью свободна от эгоцентрического мышления. Кроме того, у ребенка, кроме высказанных мыслей, очень много невысказанных мыслей. Некоторые из них, по мнению Пиаже, остаются невысказанными именно потому, что они эгоцентричны, т. Е. Несовместимы. Чтобы передать их другим, ребенок должен уметь принять их точку зрения.«Можно сказать, что взрослый думает социально, даже когда он один, а ребенок до семи лет думает и говорит эгоцентрически даже в обществе других» [ Language and Thought in the Child , p. 56]. Таким образом, коэффициент эгоцентрического мышления должен быть намного выше коэффициента эгоцентрической речи. Но именно данные о речи, которые можно измерить, представляют собой документальное доказательство, на котором Пиаже основывает свою концепцию детского эгоцентризма. Его объяснения эгоцентрической речи и детского эгоцентризма в целом идентичны.

    Во-первых, среди детей младше 7 или 8 лет нет устойчивой социальной жизни; во-вторых, реальный социальный язык ребенка, то есть язык, используемый в основной деятельности детей - игре, - это язык жестов, движений и мимикрии в такой же мере, как и слов [ Язык и мысль в Детский , стр. 56].

    Когда в возрасте семи или восьми лет проявляется желание работать с другими, эгоцентрические разговоры утихают.

    В своем описании эгоцентрической речи и ее эволюционной судьбы Пиаже подчеркивает, что она не выполняет никакой реально полезной функции в поведении ребенка и что она просто атрофируется по мере приближения ребенка к школьному возрасту.Наши собственные эксперименты предполагают иную концепцию. Мы полагаем, что эгоцентрическая речь рано играет очень определенную и важную роль в деятельности ребенка.

    Чтобы определить, что вызывает эгоцентрический разговор, какие обстоятельства его провоцируют, мы организовали занятия детей примерно так же, как это делал Пиаже, но мы добавили ряд разочарований и трудностей. Например, когда ребенок готовился рисовать, он внезапно обнаруживал, что нет бумаги или карандаша нужного ему цвета.Другими словами, препятствуя его свободной деятельности, мы заставили его столкнуться с проблемами.

    Мы обнаружили, что в этих сложных ситуациях коэффициент эгоцентрической речи почти удваивается по сравнению с нормальным показателем Пиаже для того же возраста, а также по сравнению с нашим показателем для детей, не сталкивающихся с этими проблемами. Ребенок пытался ухватить и исправить ситуацию, говоря самому себе: «Где карандаш? Мне нужен синий карандаш. Ничего, я рисую красным и смочу водой; он станет темным и станет синим.”

    В той же деятельности без препятствий наш коэффициент эгоцентрической речи был даже немного ниже, чем у Пиаже. Таким образом, правомерно предположить, что нарушение плавного течения деятельности является важным стимулом для эгоцентрической речи. Это открытие согласуется с двумя предпосылками, на которые сам Пиаже несколько раз ссылается в своей книге. Один из них - так называемый закон осознания, который гласит, что препятствие или нарушение в автоматической деятельности заставляет актера осознавать эту деятельность.Другая предпосылка состоит в том, что речь является выражением этого процесса осознания.

    Наши результаты показывают, что эгоцентрическая речь недолго остается простым аккомпанементом деятельности ребенка. Помимо того, что он является средством выражения и снятия напряжения, он вскоре становится инструментом мысли в собственном смысле слова - для поиска и планирования решения проблемы. Случай, произошедший во время одного из наших экспериментов, является хорошей иллюстрацией того, каким образом эгоцентрическая речь может изменить ход деятельности: ребенок пяти с половиной лет рисовал трамвай, когда у него сломался кончик карандаша.Он все же попытался закончить круг колеса, очень сильно надавив на карандаш, но на бумаге ничего не было видно, кроме глубокой бесцветной линии. Ребенок пробормотал себе под нос: «Он сломан», отложил карандаш, взял вместо этого акварель и начал рисовать сломанный трамвай после аварии, продолжая время от времени говорить сам с собой об изменениях в его картине. Случайно спровоцированное эгоцентрическое высказывание ребенка настолько явно повлияло на его деятельность, что его невозможно принять за просто побочный продукт, аккомпанемент, не нарушающий мелодию.Наши эксперименты показали очень сложные изменения во взаимосвязи активности и эгоцентрического разговора. Мы наблюдали, как эгоцентрическая речь сначала знаменовала конечный результат или поворотный момент в деятельности, затем постепенно смещалась к середине и, наконец, к началу деятельности, принимая на себя функцию направления, планирования и поднимая действия ребенка до уровня целенаправленного поведения. То, что здесь происходит, похоже на хорошо известную последовательность развития в именовании рисунков. Маленький ребенок сначала рисует, потом решает, что он нарисовал; в чуть более старшем возрасте он называет свой рисунок, когда он наполовину готов; и, наконец, он заранее решает, что будет рисовать.

    Пересмотренная концепция функции эгоцентрической речи должна также повлиять на наше представление о ее дальнейшей судьбе и должна быть затронута в вопросе ее исчезновения в школьном возрасте. Эксперименты могут дать косвенные доказательства, но не дать окончательного ответа о причинах этого исчезновения. Тем не менее полученные данные убедительно подтверждают гипотезу о том, что эгоцентрическая речь является переходным этапом в эволюции от вокальной к внутренней речи. В наших экспериментах старшие дети вели себя при столкновении с препятствиями иначе, чем младшие.Часто ребенок молча изучал ситуацию, а затем находил решение. Когда его спросили, о чем он думает, он дал ответы, довольно близкие к мыслям дошкольника вслух. Это указывало бы на то, что те же мыслительные операции, которые дошкольник выполняет посредством эгоцентрической речи, у школьника уже отнесены к беззвучной внутренней речи.

    У Пиаже, конечно, нет ничего на этот счет, он считает, что эгоцентрическая речь просто умирает. Развитие внутренней речи ребенка в исследованиях мало освещается.Но поскольку внутренняя речь и звонкая эгоцентрическая речь выполняют одну и ту же функцию, подразумевается, что если, как утверждает Пиаже, эгоцентрическая речь предшествует социализированной речи, тогда внутренняя речь также должна предшествовать социализированной речи, что является недопустимым с генетической точки зрения предположением.

    Внутренняя речь взрослого представляет его «мышление для себя», а не социальную адаптацию; т.е. она выполняет ту же функцию, что и эгоцентрическая речь ребенка. Он также имеет те же структурные характеристики: вне контекста он был бы непонятен другим, потому что в нем не упоминается то, что очевидно для «говорящего».Эти сходства позволяют предположить, что, когда эгоцентрическая речь исчезает из поля зрения, она не просто атрофируется, но «уходит в подполье», то есть превращается во внутреннюю речь. Наше наблюдение о том, что в возрасте, когда происходит это изменение, дети, сталкивающиеся с трудными ситуациями, прибегают то к эгоцентрической речи, то к безмолвной рефлексии, указывает на то, что они могут быть функционально эквивалентны. По нашей гипотезе, процессы внутренней речи развиваются и стабилизируются примерно в начале школьного возраста, и это вызывает наблюдаемое на этом этапе быстрое падение эгоцентрической речи.

    Какими бы ограниченными ни были наши результаты, мы считаем, что они помогают увидеть в новой и более широкой перспективе общее направление развития речи и мышления. По мнению Пиаже, эти две функции следуют общему пути: от аутичной к социализированной речи, от субъективных фантазий к логике отношений. В ходе этого изменения влияние взрослых деформируется психическими процессами ребенка, но в конце концов оно побеждает. Развитие мышления для Пиаже - это история постепенной социализации глубоко интимных, личных, аутичных психических состояний.Даже социальная речь представлена ​​как следующая, а не предшествующая эгоцентрическая речь.

    Предлагаемая нами гипотеза меняет этот курс. Посмотрим на направление развития мышления в течение одного короткого промежутка времени, от появления эгоцентрической речи до ее исчезновения, в рамках развития языка в целом.

    Мы считаем, что общее развитие происходит следующим образом: основная функция речи как у детей, так и у взрослых - это общение, социальный контакт.Таким образом, самая ранняя речь ребенка по существу социальна. Сначала он глобальный и многофункциональный; позже его функции становятся дифференцированными. В определенном возрасте социальная речь ребенка довольно резко разделяется на эгоцентрическую и коммуникативную. (Мы предпочитаем использовать термин коммуникативный для формы речи, которую Пиаже называет социализированной , как если бы она была чем-то еще до того, как стала социальной. С нашей точки зрения, две формы, коммуникативная и эгоцентрическая, являются социальными, хотя их функции различаются.Эгоцентрическая речь возникает, когда ребенок переносит социальные, совместные формы поведения в сферу внутриличностных психических функций. Пиаже хорошо известна склонность ребенка передавать своим внутренним процессам паттерны поведения, которые прежде были социальными. Он описывает в другом контексте, как ссоры между детьми дают начало логическим размышлениям. Мы считаем, что нечто подобное происходит, когда ребенок начинает разговаривать с самим собой, как с другими.Когда обстоятельства заставляют его остановиться и подумать, он, скорее всего, будет думать вслух. Эгоцентрическая речь, отделенная от общей социальной речи, со временем приводит к внутренней речи, которая служит как аутистическому, так и логическому мышлению.

    Эгоцентрическая речь как отдельная языковая форма является важнейшим генетическим звеном при переходе от вокальной к внутренней речи, промежуточным этапом между дифференциацией функций голосовой речи и окончательным преобразованием одной части голосовой речи во внутреннюю речь.Именно эта переходная роль эгоцентрической речи придает ей такой большой теоретический интерес. Вся концепция речевого развития глубоко разнится в соответствии с толкованием роли эгоцентрической речи. Таким образом, наша схема развития сначала социальная, затем эгоцентрическая, а затем внутренняя речь - контрастирует как с традиционной бихевиористской схемой - вокальная речь, шепот, внутренняя речь - так и с последовательностью Пиаже - от невербального аутичного мышления через эгоцентрическое мышление и речь к социализированной речи и логическое мышление.В нашей концепции истинное направление развития мышления - не от индивидуума к социализированному, а от социального к индивиду.

    III

    В рамках настоящего исследования невозможно оценить все аспекты теории интеллектуального развития Пиаже; наш интерес сосредоточен на его концепции роли эгоцентризма во взаимоотношениях языка и мышления в развитии. Однако мы кратко отметим те из его основных теоретических и методологических предположений, которые мы считаем ошибочными, а также факты, которые он не принимает во внимание при характеристике детского мышления.

    Современная психология в целом и детская психология в частности обнаруживают тенденцию сочетать психологические и философские вопросы. Немецкий психолог Ач подытожил эту тенденцию, когда в конце сеанса заметил: «Но это же экспериментальная философия!» И действительно, многие вопросы в сложной области детского мышления граничат с теорией познания, теоретической логикой и другими разделами философии. Снова и снова Пиаже непреднамеренно касается того или другого из них, но с удивительной последовательностью проверяет себя и останавливается.Тем не менее, несмотря на его явное намерение избегать теоретизирования, ему не удается сохранить свою работу в рамках чистой науки о фактах. Умышленное избегание философии - это философия, которая может вовлечь своих сторонников во многие противоречия. Примером этого является взгляд Пиаже на место причинного объяснения в науке.

    Пиаже пытается воздержаться от рассмотрения причин при представлении своих выводов. Поступая таким образом, он опасно приближается к тому, что он называет у ребенка «прекаузальностью», хотя сам он может рассматривать свое воздержание как изощренную «надкаузальную» стадию, на которой концепция причинности переросла.Он предлагает заменить объяснение явлений с точки зрения причин и следствий генетическим анализом с точки зрения временной последовательности и применением математически задуманной формулы функциональной взаимозависимости явлений. В случае двух взаимозависимых явлений, A и B, A можно рассматривать как функцию от B или B как функцию от A. Исследователь оставляет за собой право организовать свое описание данных таким образом, который наилучшим образом соответствует его целям. в то время, хотя он обычно отдает предпочтение более ранним феноменам развития как более объясняющим в генетическом смысле.

    Эта подмена каузального толкования на функционал лишает концепцию развития какого-либо реального содержания. Хотя Пиаже, обсуждая биологические и социальные факторы, признает, что изучающий умственное развитие обязан объяснить отношения между ними и не пренебрегать ни тем, ни другим, его решение таково:

    Но для начала необходимо выбрать одну из идиом в ущерб другой. Мы выбрали социологическую идиому, но подчеркиваем, что в этом нет ничего исключительного - мы оставляем за собой право вернуться к биологическому объяснению детской мысли и перевести в его термины описание, которое мы здесь пытаемся сделать [ Суждение и разум в Детский , стр.266].

    Это действительно делает весь подход Piaget делом чисто произвольного выбора.

    В основе теории Пиаже лежит предположение о генетической последовательности двух противоположных форм мышления, которые психоаналитическая теория описывает как служащие принципу удовольствия и принципу реальности. С нашей точки зрения, стремление к удовлетворению потребностей и стремление к адаптации к реальности нельзя рассматривать отдельно и противопоставлять друг другу.По-настоящему удовлетворить потребность можно только через определенную адаптацию к реальности. Более того, не существует такой вещи, как приспособление ради приспособления; оно всегда направлено потребностями. Пиаже по необъяснимым причинам игнорирует эту истину.

    Пиаже разделяет с Фрейдом не только несостоятельную концепцию принципа удовольствия, предшествующего принципу реальности, но также и метафизический подход, который поднимает желание удовольствия с его истинного статуса биологически важного вспомогательного фактора до статуса независимой жизненной силы, первичной движущей силы. психического развития.После того, как он отделил потребность и удовольствие от адаптации к реальности, логика вынуждает Пиаже представлять реалистическую мысль как отдельную от конкретных потребностей, интересов и желаний, как «чистую мысль», чьей функцией является поиск истины исключительно ради нее самого.

    Аутистическое мышление - изначальная противоположность реалистического мышления в схеме Пиаже - по нашему мнению, является поздним развитием, результатом реалистического мышления и, как следствие, мышления концепциями, которое ведет к определенной степени автономии от реальности, таким образом, позволяет удовлетворение в фантазиях потребностей, потерпевших крах в жизни.Эта концепция аутизма согласуется с концепцией Блейлера. Аутизм - это один из следствий дифференциации и поляризации различных функций мышления.

    Наши эксперименты выдвинули на первый план еще один важный момент, на который до сих пор не обращали внимания: роль деятельности ребенка в развитии его мыслительных процессов. Мы видели, что эгоцентрическая речь не прерывается в пустоте, а напрямую связана с практическим взаимодействием ребенка с реальным миром. Мы видели, что он входит как составная часть в процесс рациональной деятельности, так сказать, принимая интеллект от зарождающихся целенаправленных действий ребенка; и что он все больше служит решению проблем и планированию по мере того, как деятельность ребенка становится более сложной.Этот процесс приводится в движение действиями ребенка; объекты, с которыми он имеет дело, означают реальность и формируют его мыслительные процессы.

    В свете этих фактов выводы Пиаже требуют разъяснения по двум важным моментам. Во-первых, особенности детской мысли, обсуждаемые Пиаже, такие как синкретизм, не распространяются на такую ​​большую область, как полагает Пиаже. Мы склонны думать (и наши эксперименты подтверждают нас), что ребенок мыслит синкретически в вопросах, о которых он не знает или не имеет опыта, но не прибегает к синкретизму в отношении знакомых вещей или вещей, легко доступных для практической проверки - и количество этих вещей зависит от метода обучения.Кроме того, в самом синкретизме мы должны ожидать обнаружения некоторых предшественников будущих причинных концепций, о которых мимоходом упоминает сам Пиаже. Сами синкретические схемы, несмотря на их колебания, постепенно ведут ребенка к адаптации; их полезность нельзя недооценивать. Рано или поздно, благодаря строгому отбору, сокращению и взаимной адаптации, они превратятся в превосходные инструменты исследования в тех областях, где используются гипотезы.

    Второй момент, который требует переоценки и ограничения, - это применимость открытий Пиаже к детям в целом.Его эксперименты заставили его поверить в то, что ребенок невосприимчив к опыту. Пиаже проводит аналогию, которую мы находим проясняющей: примитивный человек, по его словам, учится на собственном опыте только в нескольких особых, ограниченных случаях практической деятельности - и он приводит в качестве примеров этих редких случаев сельское хозяйство, охоту и производство вещей.

    Но этот эфемерный, частичный контакт с реальностью нисколько не влияет на общую тенденцию его мышления. То же самое в большей степени относится к детям [ Суждение и разум в ребенке , стр.268-269].

    Мы не стали бы называть земледелие и охоту незначительными контактами с реальностью в случае первобытного человека; они практически все его существование. Точка зрения Пиаже может быть верной для конкретной группы детей, которую он изучал, но она не имеет универсального значения. Он сам говорит нам о причине особого качества мышления, которое он наблюдал у своих детей:

    Ребенок никогда по-настоящему не соприкасается с вещами, потому что он не работает. Он играет с вещами или принимает их как должное [ Суждение и разум в детстве , с.269].

    Установленные Пиаже единообразия развития применимы к данной среде в условиях исследования Пиаже. Это не законы природы, они исторически и социально детерминированы. Пиаже уже подвергался критике со стороны Штерна за его неспособность в достаточной мере учесть важность социальной ситуации и среды. Будет ли разговор ребенка более эгоцентрическим или более социальным, зависит не только от его возраста, но и от окружающих условий. Пиаже наблюдал, как дети вместе играют в определенном детском саду, и его коэффициенты действительны только для этой особой детской среды.Когда деятельность детей полностью состоит из игры, она сопровождается обширным монологом. Стерн отмечает, что в немецком детском саду, в котором групповая активность была выше, коэффициент эгоцентризма был несколько ниже, и что в семье речь детей в очень раннем возрасте имеет тенденцию быть преимущественно социальной. Если это верно в отношении немецких детей, разница между советскими детьми и детьми Пиаже в женевском детском саду должна быть еще больше. В предисловии к русскому изданию своей книги Пиаже признает, что необходимо сравнивать поведение детей разного социального происхождения, чтобы иметь возможность отличать социальное от индивидуального в их мышлении.По этой причине он приветствует сотрудничество с советскими психологами. Мы также убеждены, что изучение развития мышления у детей из другой социальной среды, особенно у детей, которые, в отличие от детей Пиаже, работают, должно привести к результатам, которые позволят сформулировать законы, имеющие гораздо более широкую сферу применения. .


    .

    «Как думает ребенок» Дороти Г. Сингер

    Авторы этой книги применили довольно необычный подход, чтобы дополнить свое введение в ключевые идеи Пиаже, подход, который, на мой взгляд, принес больше вреда, чем пользы.

    Что касается теории когнитивного развития детей Пиаже, то авторы проделали достойную работу. Они изложили различные этапы в логической и организованной последовательности, используя многие из оригинальных наблюдательных виньеток, заметок Пиаже и т. Д. Это хороший источник в качестве учебника, язык очень доступный и нетехнический.It pr

    Авторы этой книги применили довольно необычный подход, чтобы дополнить свое введение в ключевые идеи Пиаже, подход, который, на мой взгляд, принес больше вреда, чем пользы.

    Что касается теории когнитивного развития детей Пиаже, то авторы проделали достойную работу. Они изложили различные этапы в логической и организованной последовательности, используя многие из оригинальных наблюдательных виньеток, заметок Пиаже и т. Д. Это хороший источник в качестве учебника, язык очень доступный и нетехнический.Он дает довольно полный обзор исходной теории Пиаже (без последующих уточнений и модификаций).

    Однако теория Пиаже была предложена почти сто лет назад. Он подвергся большой критике из-за несоответствия современным научным стандартам (например, большинство его наблюдений и сбора данных были получены от его собственных детей. Сто лет назад исследования в науке обычно проводились на основе гипотез основанный только на наблюдениях, с позитивистским уклоном.Короче говоря, это теория, которая подверглась тщательной проверке и немного борется за достоверность и легитимность. Выбор авторов использовать вымышленные сценарии (взятые из детских рассказов и комиксов) для сопровождения различных теоретических утверждений казался довольно бессмысленным. Они не помогают установить какую-либо фактическую информацию и являются избыточными, поскольку ключевые идеи были довольно хорошо представлены в основной части книги. На мой взгляд, выбор редакции, включивший эти «милые» иллюстративные изображения или отрывки, не добавляет ценности книге, и они могут даже сделать саму теорию более похожей на поп-науку, а именно то впечатление, которое она пытается избежать.

    .

    Смотрите также

    Карта сайта, XML.